Кальвинизм и арминианство

Недавно мы получили длинное письмо, представляющее собой поразительное доказательство того, как легко нас может сбить с толку одностороннее богословие. Наш корреспондент, очевидно, находится под влиянием того, что называют высшей доктринальной школой. Отсюда, он не может видеть, как необходимо призывать необращённых "придти", "слышать", "покаяться" и "верить". Ему это кажется нелепым. Так же, как если бы рябине велели приносить яблоки, чтобы через это она стала яблоней.
Итак, мы убеждены в том, что вера - это дар Божий и что она приходит не от желания мужа и не силой человеческой. И далее, мы верим, что ни одна душа не может придти ко Христу, если не будет привлечена (да, именно принуждённая к этому благодатью); и поэтому все спасённые должны благодарить за это свободную, независимую благодать Божью; и вот их песнь, и такой она будет всегда: "не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу, ради милости Твоей, ради истины Твоей". И это мы принимаем не как часть определённой доктринальной системы, а как откровение истины Божией. Но, с другой стороны, мы так же безусловно верим в великую истину о нравственной ответственности человека, так как этому прямо учит Писание, хотя мы не находим этого среди так называемых "пяти принципов веры избранных Божиих". Мы принимаем эти принципы настолько, насколько они соответствуют истине, однако они очень далеки от того, чтобы представлять собой веру избранных Божиих. Есть множество областей божественного откровения, которых эта недоразвитая и однобокая система ни коим образом не касается и на которые даже не намекает. Где здесь можно найти небесное призвание? Где здесь славная истина о Церкви как о теле и невесте Христа? Где здесь бесценная очищающая надежда на пришествие Христа за Своими? Где здесь великий размах пророчеств, обширный вид, открытый взорам наших сердец, - в том, что так напыщенно величается "верой избранных Божиих"? Напрасно мы отыскиваем хоть какой-нибудь след этих истин во всей системе, которой предан наш друг. Теперь, можем ли мы хоть на мгновение представить себе, чтобы благословенный апостол Павел принял как "веру избранных Божиих" некую систему, что оставляет без внимания ту славную тайну Церкви, для возвещения которой он был специально послан? Представим себе, что кто-то показал Павлу "Пять принципов" Кальвинизма как установление истины Божией, что бы ответил на это Павел? Что! "Вся истина Божия"; "вера избранных Божиих"; "всё самое главное, во что нужно верить"; и при этом ни звука об истинном положении Церкви: её призвании, её установлении, её надеждах, её привилегиях! Ни слова о будущем Израиля! Полнейшее игнорирование или, по крайней мере, полное отвержение обетований, данных Аврааму, Исааку, Иакову и Давиду! Все пророчества подавляются этой системой, которая у Израиля украла принадлежащую ему часть, а Христианство стащила до уровня земных обетований и надежд! И всё это представляется нам в столь величественной форме: "вера избранных Божиих"!
Благодарение Богу, она, эта система, - не вера избранных Божиих. Он, да будет благословенно Его имя, не ограничил Себя рамками какой-либо доктринальной школы: высшей, низшей или умеренной. Он открыл Себя. Он рассказал о глубочайших и драгоценных тайнах Своего сердца. Он развернул перед нами Свои вечные намерения, как в отношении Церкви, так и в отношении Израиля, и язычников, и всего творения. Пытаться ограничить огромные пространства откровения Божия шаткими оградками человеческих доктринальных систем - то же самое, что пытаться заключить океан в человеком сконструированный сосуд. Выполнить это невозможно, и не нужно пытаться это выполнить. Гораздо лучше оставить в стороне все богословские системы и школы и, как маленькое дитя, приступить к вечному источнику святого Писания и пить там живые наставления Духа Божия.
Ничто не приносит больше вреда истине Божией, ничто так не иссушает душу, ничто не действует так губительно на духовный рост и развитие, как высше-Кальвинистское богословие. Душа, преданная какой-либо системе, ограниченная рамками этой системы, не может развиваться. Если меня научили воспринимать "пять принципов" как "веру избранных Божиих", я и думать не стану о том, чтобы заглянуть за их рамки; и тогда наиболее славные области небесной истины остаются сокрытыми от моего взора. Я становлюсь неразвитым, ограниченным, однобоким; и надо мной нависает опасность так очерстветь и иссохнуть душой, что занятием моим, интересом моим, делом моим станут пункты доктрины, а не Христос. Последователь высшей доктринальной школы не услышит великого Евангелия о любви Бога к миру - радостной новости для каждого создания в Поднебесьи. Он принял лишь Евангелие для избранных. 
Мы пишем это не для того, чтобы обидеть читателя. Наши мысли более чем далеки от этого. Мы имеем дело не с личностями, а с доктринальными школами и богословскими системами.  Пятипунктное богословие Жана построено на гуманизме - человек есть основа божьего творенья, где Бог от вечности предопределил избранных, только по Ему известным причинам, к вечному раю, а прочих к аду. Но Библия учит что Бог хочет чтобывсе люди спаслись и предопределил Он избранных во Христе "Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви, предопределив усыновить нас Себе чрез Иисуса Христа, по благоволению воли Своей, в похвалу славы благодати Своей, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном" (Еф.1:4-6). По Своему абсолютному предведению и предузнанию (1Петр.1:2; Рим.8:29), Бог предопределил ко спасению всех принявших Сына Его Возлюбленного и сохранивших верность до конца.  Ученики Кальвина ухватились за однобокую человеческую систему и им трудно обращаться со всем Писанием, во всей его полноте.

About the author: Иванилов Сергей

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.