Абсолютная мёртвость

Недавно попалась на глаза заметка, в которой в очередной раз поднимается тема полной греховности человека. Собственно, не знаю христиан, которые были бы не согласны с этой аксиомой. Но вопрос в другом, автор упомянутой заметки абсолютную греховность связывает с неспособностью человека откликнуться на Благую весть. Дескать, все мертвые по преступлениям и грехам люди (Еф.2:1), вообще ни на что доброе не способны и в первую очередь это касается осознания своей нужды в Боге. Они же мертвые! Как мертвый может осознать, что он в чем-то нуждается? Мертвый, он и есть мертвый, что с него взять? «Врач сказал в морг, значит, – в морг!» Все возражения против такой интерпретации мёртвости воспринимаются как посягательство на так называемую Богоцентричность. Здесь, на мой взгляд, необходимо обратить внимание на два момента. Во-первых, подобная интерпретация (если уж и говорить о Богоцентричности) дискриминирует Бога. Он предстает перед грешным человечеством не совсем, так скажем, адекватным. Кто-то подсчитал, что в Библии содержится более 4000 обращений Господа к грешному человеку. Одно только это заставляет задуматься. Для чего Он это делает? К мертвому-то? И в самом деле, призывы мертвых людей сделать выбор, определиться, захотеть, прийти, принять решение... со стороны Господа должны выглядеть, как бы это сказать, несколько странно. Не так ли? К тому же не стоит забывать, что суверенный Вседержитель, тормоша мертвых людей, бесконечно обращаясь к ним, как никто другой знает (или, по меньшей мере, должен знать), что адресаты физически не способны, совершенно никак, на Его призывы отреагировать. Тем не менее Он продолжает: «остановитесь на путях ваших и рассмотрите» (Иер.6:16), «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Матф.4:17), выражает желание, «чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим.2:4). И так 4000 раз!.. Еще более смущают описанные в Библии случаи «самовоскресения». Совершенно, надо полагать, не богоцентричные. Самым ярким примером является персонаж знаменитой притчи Христа. Уж кто, как ни блудный сын был мертвым по преступлениям и грехам своим! И вдруг, «придя же в себя, сказал...» (Лук.15:17). Так и хочется спросить: то есть, как это, простите, придя в себя?! Он же мертвый! Я уже не говорю о более чем странной просьбе мертвеца: «оживи меня по слову Твоему» (Пс.118:25). Во-вторых, говоря о метрвости грешного человека, ни в коем случае нельзя забывать и мертвость праведных и святых. «Мы умерли для греха» (Рим. 6:2), заявляет Апостол Павел, и тут же, через несколько абзацев признается, что в членах своих видит «иной закон, противоборствующий», делающий его «пленником закона греховного» (Рим.7:23). То есть, мертвый для греха Апостол на практике не только оказывается способным видеть и чувствовать (то есть реагировать на что-то), но еще и в состоянии становиться пленником. Мёртвого Павла сей факт доводит до отчаяния. «Бедный я человек!» Ему вторят и наши современники. Одна христианка пишет в фейсбуке: «Все мои беды от того, что очень часто я забываю, что я умерла...» Здорово, правда? Мертвец постоянно забывает о том, что он умер. Да и мы с вами, друзья, когда заводим речь о собственной смерти для греха, разве не вынуждены констатировать факт, что умерли для него как-то не совсем, не полностью. Нас с достойной лучшего применения регулярностью преследуют поступки, дела, грехи, не говоря уже о мыслях, которые абсолютно не свойственны умершему для греха человеку. В таком случае почему и на каком основании мы с вами отказываем мертвым во грехах блудным сыновьям в способности реагировать на призывы любящего Отца, «который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим.2:4).

Читайте статью - Полная испорченность

About the author: Иванилов Сергей

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.