Завет целомудрия

В первом веке, когда христианство было в младенчестве, античный мир мало обращал на него внимание. По большей части раннее христианское движение рассматривалось как внутри еврейское дело. Но во втором веке, когда возникла самобытная христианская идентичность, окружающая языческая культура стала это замечать. И ей не нравилось то, что она видела. Христиане казались странными и суеверными – эксцентричное религиозное движение, пренебрегающее нормами приличного общества. Короче говоря, христиане отличались. Так в чём же было главное отличие христиан от окружающей античной культуры? Одно характерно чертой было то, что христиане не почитали других “богов”, где в богослужение входило поклонение властителю и аморальные оргии. В то время как для римских граждан не было необычным иметь много половых партнёров, практиковать гомосексуальные связи, вступать в сношения с храмовыми проститутками, христиане выделялись тем, что отказывались участвовать в подобной практике.
С древним культом плодородия связаны многие оргии храмовых жриц в Древней Греции. Оргии посвящались богу Дионису и представляли собой предел распутства. Перед оргиями храмовые женщины воскуривали наркотическое вещество и превращались в сексуально необузданных фурий. Едва прикрыв тело звериными шкурами и венками из плюща, вешали себе на шею задушенных змей, а в руки брали искусственные фаллосы, вырезанные из дерева. Они с воплями носились по общественными парками и лесонасаждениям выискивая жертв своим богам и богиням. Обольщая мужчин и совершая с ними сексуальные оргии, они таким оразом выполняли священный обряд жертвоприношений.
В Риме, кроме божеств олимпа, главным божеством почитался император август. Христиане отказывавшиеся принести щепотку фимиама на жертвенник императору подвергались государственному преследованию и истреблению. И в повседневной жизни их отличали высокие нормы морали. Например, Тертуллиан приложил большие усилия, чтобы защитить законность христианства, указывая на то, что христиане щедры и делятся тем, что имеют, с нуждающимися. Но потом он сказал: «Мы, соединяясь духовно, имеем общее имущество. У нас все нераздельно, кроме жен». Потому что в античном обществе люди иногда делились своими супругами друг с другом. В написанном во втором веке Послании к Диогнету автор изо всех сил старается доказать, что христиане – нормальные люди в отношении того, как они одеваются, что едят, и как участвуют в жизни общества. Впрочем, дальше он говорит: «Они (христиане) имеют трапезу общую, а не ложе общее» (Диогнету. 5.7). Мы видим, как это отличие появляется еще раз в Апологии Аристида, также написанной во втором столетии. Он защищает законность христианской веры перед императором Адрианом, указывая, что «христиане не прелюбодействуют, не распутствуют, и мужья их воздерживаются от всякого беззаконного сожития». Последний образец взят из апологии Минуция Феликса, также датируемой вторым веком. В его сочинении, которое по имени главного героя-христианина носит название “Октавий”, он противопоставляет сексуальную этику языческого мира христианской: «Связь с матерью у персов вполне дозволена, у египтян и афинян брак с сестрой узаконен. Ваши истории и трагедии, которые вы охотно читаете и слушаете, знамениты рассказами о кровосмешении. Вы чтите и богов-кровосмесителей, живших кто с матерью, кто с сестрой. Понятно, что у вас часто уличают в кровосмешении и всегда его терпят! Сами того не зная, вы можете попасться в недозволенной связи: раз вы предаетесь любви без разбора, раз вы сеете детей где попало, раз вы даже законнорожденных часто оставляете на милость чужих людей, то вы неизбежно наткнетесь на кровных родных, на собственных детей. Вы играете трагедии о кровосмешении, сами того не подозревая. Свою стыдливость доказываем мы не внешним видом, а нашими убеждениями; мы охотно остаемся в узах единобрачия; мы знаем только одну женщину или ни одной» (Октавий, 31:1-5).
Этот набор текстов второго века показывает, что одной из главных причин, почему христиане выделялись на фоне окружающей культуры, было их отличающееся половое поведение. Конечно, это не означает, что христиане были идеальны в этом отношении. Без сомнения многие христиане совершали половые грехи. Но христианство как целое все-таки прилагало усилия следовать половой этике, изложенной в Писании – и мир заметил это. Нет нужды говорить, что эта история имеет огромное значение для современных христиан. Мы опять получили подтверждение – то, с чем мы сталкиваемся сейчас, не ново – христиане сражаются с одержимой сексом культурой, как это было в первом и втором веках. Но это также напоминание, почему христиане не должны соглашаться с изменчивыми сексуальными нормами нашего мира. Поступая так, мы бы не только нарушали ясные предписания Библии, но также лишались бы одной из лучших возможностей для свидетельствования. В той же мере, в какой брак является образом Христовой любви к Церкви, христианское отношение к браку есть средство провозглашения этой любви.
В Израиле также зачастую проявлялся этот порок, связанный с поклонением «ваалу» и др. но ко времени Христа партия фарисеев осуждала эту практику. Они более склонны были к разводам, официальному смену супруги. «И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Матф.19:3-6). Жене такой привилегии не предоставлялось. «Замужняя женщина привязана законом к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею; если же умрет муж, она свободна от закона, и не будет прелюбодейцею, выйдя за другого мужа»(Рим.7:2,3). Христос опроверг их религиозное прелюбодейство и поставил планку целомудрия намного выше, чем была в Ветхом Завете: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную. А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует» (Матф.5:27-32).
Апостолы учили целомудрию и воздержанию половых похотей, так как этот образ был не только распространен, но и считался продвинутым либерализмом тоталитаризма, как и в современном мире. «А блуд и всякая нечистота, и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым» (Еф.5:3). «Брак у всех [да будет] честен и ложе непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог» (Евр.13:4). Нормы чистоты и святости явно превышали все мировоззрения и религии мира, этим они отделяли христиан и многих привлекали к себе, особенно женщин. Апостол Павел призывал лучше не касаться женщин, а измену в браке раскрывал как искушения от сатаны. «хорошо человеку не касаться женщины. Но во избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа. Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а [потом] опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим»(1Кор.7:1-5). Бог призывает не только юношей быть целомудренными (Тит.2:6), но это должно относится к старцам и старицам: «чтобы старцы были бдительны, степенны, целомудренны, здравы в вере, в любви, в терпении; чтобы старицы также одевались прилично святым… учили молодых быть целомудренными» (Тит.2:2-5).
Современные благоденствие, комфорт и избыток информации порождают девальвацию традиционных ценностей. Большинство молодых европейцев относятся к христианству либо равнодушно, либо негативно, а если их и прельщает возможность духовного поиска, то они всё чаще обращаются либо к буддизму, либо к древним, преимущественно языческим формам культа. В их глазах язычество является воплощением свободы, тогда как христианство становится синонимом подавления, тоталитарной идеологией, основанной на системе запретов. Наиболее негативное отношение (что неудивительно) вызывает табуирование сексуальной сферы — в контексте европейской современности это и впрямь выглядит несколько странно. Даже несмотря на то, что церковь, как протестантская, так и католическая, со временем становится всё более терпимой по отношению к идее сексуальной свободы, превращение секса в синоним греха делает христианство крайне непривлекательным для нового поколения. Многие люди призывают вернуться к язычеству, говоря о том, что в иные времена и религия была иной… Смотря на образ современной церкви, невозможно не согласиться что мы живем во дни Ноя и Лота, что уровень святости и нравственности сравнялся с мирским образом жизни: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2Тим.3:1-7). Что свидетельствует о времени пришествия Христа за Своей верной церковью, чтоб избавить ее от грядущих бедствий, «и если города Содомские и Гоморрские, осудив на истребление, превратил в пепел, показав пример будущим нечестивцам, а праведного Лота, утомленного обращением между людьми неистово развратными, избавил (ибо сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные) - то, конечно, знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания, а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших» (2Пет.2:6-10).

Автор – Майкл Дж. Крюгер под реакцией Сергея Иванилова

About the author: Иванилов Сергей

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.