Физика свидетельствует о Божьей славе

Ученые физики верят в Бога
Еще в 70-е гг. была издана книга «Мы верим», в которой 53 выдающихся ученых, из них многие – Нобелевские лауреаты, убедительно свидетельствуют о своей непоколебимой вере в Господа Иисуса Христа. «Нам с детских лет внушалось, что Бога нет, что его придумали темные, невежественные люди, дикари, не умеющие объяснить явления природы. Надеемся, что неоспоримый авторитет гениев и грандиозность их достижений развеяли как дым это заблуждение».

Интервью с доктором Чэдом Родекором, он получил степень бакалавра авиационного менеджмента, степень магистра физики, а также степень кандидата наук в машиностроении в университете Аубурн (штат Алабама, США). Он работает доцентом физики в Пресвитерианском колледже Клинтон, штат Южная Каролина, где он живет с женой и пятью детьми. Он говорит, что его работа на самом деле помогает убедиться в невероятном строении мира. «Физика – это наука, изучающая реальный физический окружающий мир. Поскольку все физические объекты были сотворены, а теперь их существование поддерживается Богом, довольно просто осознавать Божью славу, изучая физику». Чэд пришел в науку, получив серьезное христианское воспитание в семье. Его родители, обратившиеся в христианство, когда ему было три года, усердно изучали Писание и учили этому Чэда. «Понимание того, как функционирует мир вокруг меня с точки зрения физики, всегда было для меня радостью. Я любил наблюдать за ласточками, как они грациозно парят, ловя свою еду, поэтому желание понять физику полета и различные плоскости управления самолета пришло быстро. Подобные детали во всех физических механизмах всегда вызывали у меня огромный интерес, поэтому мой путь в науку казался просто естественным развитием событий. И до сегодняшнего дня я получаю огромное удовлетворение, повышая точность своих измерительных приборов, и это касается абсолютно всего – от конструкции ванной комнаты до астрономических наблюдений. А все это берет начало из обычной любви к тому порядку, с которым Бог создал вселенную». Хотя научное понимание сотворения не было доступно Чэду в детстве, родители научили его доверять Библии, как непогрешимому Слову Божьему. Ему казалось логичным, что Писание следует воспринимать в соответствии с его прямым толкованием; таким образом, он верил, что Бог сотворил мир за шесть дней обычной продолжительности примерно 6000 лет назад. Поступив в колледж, Чэд осознал, что должен подготовиться к тому, чтобы отвечать на сложные вопросы студентов и ученых: «Я мог рассказывать людям, во что я верю, однако я был не способен заявить об этом с сильной позиции. Из-за этого, я был убежден, что не готов «дать ответ» за свою веру (1Пет.3:15) и с тех пор стал тщательно изучать эти вопросы».
На сегодняшний день Чэд, будучи профессором физики, преподает различные курсы, от базовых, таких как «Физика работы различных вещей», до лекций физики старшего уровня, таких как «Электричество и магнетизм». Он также занимается исследованиями в таких сферах, как энергоэффективность в домашних условиях, математический анализ теории узлов, а также исследованием вискеров (структур, которые формируются на оловянных поверхностях и вызывают короткие замыкания электроприборов). Эти исследования проводятся с использованием научного метода, по поводу которого существует множество недоразумений. Одно из них, на которое обращает внимание Чэд, это различие между обычной эмпирической наукой, и утверждениями о происхождении жизни и истории. Эмпирическая и операционная наука отвечает за космические полеты, лечение болезней, новые изобретения – мы проводим повторяемые эксперименты, чтобы проверить какую-либо гипотезу. Если в ходе эксперимента гипотеза подтверждается, то эта гипотеза может стать теорией или даже законом. На основании этих теорий и законов мы делаем прогнозы по поводу будущего. Например, друг Ньютона Эдмунд Галлей (1656–1742), применив законы Ньютона о движении и гравитации, предсказал прилет кометы, которая впоследствии была названа его именем. Однако успешные предсказания не могут служить окончательным доказательством какой-либо теории, тогда как ложное предсказание может ее опровергнуть. Однако, как утверждает Чэд, такая наука не способна работать в направлении прошлого. Поэтому, делая заявления о прошлом, эволюционисты должны:
1) принять изначальные условия в процессе определения гипотезы
2) полагаться на эксперименты, которые уже исчерпали себя в истории (следовательно, их невозможно повторить); и только результаты могут быть повторно измерены.
В пример Чэд приводит теорию большого взрыва: «Ученые лишь догадываются о первичных условиях предполагаемого взрыва. Считается, что эти первичные условия были именно такими, однако на самом деле они не известны, поскольку за этим гипотетическим событием никто не наблюдал. Более того, одним из главных доказательств, используемых в поддержку данной светской гипотезы, является наличие реликтового излучения. Следующая гипотеза заключается в том, что реликтовое излучение возникло в результате большого взрыва. Единственный способ проверить эту гипотезу – заново создать вселенную и измерить реликтовое излучение, которое получится в результате. А это невозможно. Поэтому единственное, что им остается – измерять текущее реликтовое излучение, что не является проверкой гипотезы. Кроме того, если реликтовое излучение является послесвечением от большого взрыва, оно должно проистекать из отдаленных зон космоса, поэтому должно отбрасывать тень на протяжении всего пути к нам – однако такие тени отсутствует… Люди, имеющие дело с историческими науками, хотят иметь авторитет использования научного метода, поэтому они модифицируют сам процесс. На самом деле они продвигают ложное мировоззрение об истории, замаскированное под науку, и утверждают, что это факт. Я думаю, именно поэтому научный метод практически больше не преподается студентам. Студенты же делают вид, что они все знакомы с научным методом, однако если копнуть глубже, большинство из них не способны провести различие между гипотезой, теорией, законом или фактом. Не удивительно, что они не могут отличить повторяемую науку от каких-то утверждений об истории».
«То, как я это делал, возможно, было не самым лучшим способом. И, наверное, если я мог бы вернуться в прошлое, я сделал бы это по-другому. Первое, что я делал в отношении данной проблемы – я очень осторожно подбирал курсы занятий. Я не выбирал те курсы, которые были историческими по своей природе, ведь я отлично знал, какова будет тематика лекций. Однако даже в курсах операционных наук этот вопрос время от времени возникал. В таких ситуациях я в личном общении с сокурсниками переводил обсуждение к теме сотворения. Как бы я сделал это сейчас? Что было бы, если бы у меня была привилегия просто не проходить курсы исторических наук? Петр дает нам четкое учение по этому вопросу.
1) Святите Господа Христа в ваших сердцах тем, чтобы все разговоры направлять на Него, Создателя и Искупителя
2) Будьте готовы — разбирайтесь в научных вопросах, чтобы вы могли «дать ответ»
3) делайте это с кротостью и благоговением (1Пет.3:15). «Если вы забрели в незнакомые темы, проще всего это сделать, задав серию вопросов, которые укажут на ложность фундаментальных предположений, каковым всегда было эволюционное учение. И этому вы можете противопоставить твердое библейское свидетельство о нашем святом Создателе, Господе Христе».
Обращаясь к студентам, которые задумываются о научной карьере, Чэд говорит: «Пожалуйста, проводите исследования, преподавайте истину! Нам нужно вернуть академические знания Господству Христа – с кротостью и благоговением, и быть готовыми на каждом шагу».

Роберт Эндрюз Милликен (1868–1953), в 1923 году стал первым из рожденных в Америке лауреатом Нобелевской премии по физике, который подвергал идею натурализма (мировоззрения, согласно которому существует лишь материальный мир). Он писал, что французские философы восемнадцатого века «забыли, что суть научного метода заключается в том, чтобы придерживаться экспериментальных фактов, и не делать предположений, превосходящих диапазон наблюдений. Не следует поддаваться соблазну таких обобщений, сделавших бессильной греческую философию, и превративших науку Галилея и Ньютона в механическую философию, в которой все прошлое и будущее можно было рассчитать исходя из позиций и движений инертных материальных тел, и при которой человек превратился в машину». Он пришел к выводу, что хотя материализм иногда и называется научным, по своей методике и сути он ненаучен, поскольку в основном строится на предположениях и догмах. Милликен осознал, что новейшие научные открытия доказали, что для научного прогресса ученые должны «четко придерживаться научного метода и избегать применения обобщений к другим сферам, кроме тех, где экспериментальные наблюдения подтвердили их обоснованность». Наука должна руководствоваться лишь «неоспоримыми фактами», не зависимо от того, вписываются ли они в наше мировоззрение. Милликен отмечал, что, согласно суждениям материализма 18-го и 19-го века предполагалось, что наша вселенная состоит из определенного количества неизменных атомов, «а затем были обнаружены неоспоримые факты, доказывающие, что некоторые из этих атомов постоянно преобразуются в другие атомы, и догма о постоянных элементах была разрушена». Затем в рамках материализма предполагалось, что вселенную можно объяснить движениями неких «материальных» частиц а затем были обнаружены неоспоримые факты, доказывающие, что материя может преобразовываться в излучаемую энергию или в электромагнитные волны, что разрушило такое понятие как «материализм».
Теория материализма уверяет нас в том, что всю вселенную можно объяснить «законами механики Галилея и Ньютона, которые всегда работают в рамках масштабных явлений. А затем были обнаружены неоспоримые факты, (например, связанные со специфическими тепловыми излучениями при низких температурах), при которых законы механики Галилея и Ньютона просто не работают, и догма универсальности законов механики была разрушена». Материализм предполагал универсальность законов электродинамики, но вскоре «была обнаружена сфера, связанная со спектроскопическими и рентгеновскими явлениями, при которых эти законы не работали. И еще одна догма рассыпалась в прах. Затем материалистическая философия предположила, что свет – это либо электромагнитные волны, либо мельчайшие частицы. Теория о том, что он может быть и тем и другим, казалась непоследовательной и невнятной, но снова же, обнаружились неоспоримые факты, продемонстрировавшие, что как бы непонятно это ни было, свет в одно и то же время является и волнами и частицами, и сейчас каждый физик принимает эти очевидно противоречивые факты... Затем материализм предположил, что поскольку закон взаимодействия тел при медленной скорости был доказан, он сработает и при высоких скоростях. Однако появились жесткие факты, опровергнувшие обоснованность этого обобщения, и это породило теорию относительности».
Роберт Милликен пришел к выводу, что в результате этих открытий - «догматический материализм в физике погиб, догматизм в любом виде противоречит самой сути научного метода, который заключается в том, чтобы непредвзято собирать неопровержимые факты, и давать им возможность говорить самим за себя, не ограничивая их предвзятыми идеями, обобщенными философиями или универсальными системами». Он считал, что натурализм, это мировоззрение «иррациональное и ненаучное», поскольку оно предполагает, что «за всеми явлениями природы, не стоит ничего, кроме некой слепой силы. И все это при том, что он [атеист] видит доказательства того, что он называет умственными способностями в работе своего мозга, и в бесчисленном количестве других разумов, которые являются частью природы… Атеизм, фактически – это философия пессимизма, отрицающая существование какой-либо цели или направления в природе, или какой-то причины, по которой нам следует пытаться вписаться в эту схему развития или улучшить ее.  Милликен заявил: «Каждый мыслящий человек верит в Бога. Печально, что многие ученые пытаются доказать доктрину эволюции, ведь на самом деле этого не может сделать ни один ученый». Он отметил, что научные открытия заставили ученых осознать, что современная наука «постепенно учится ходить в смирении с Богом, и, осваивая этот урок, она делает свой вклад в религию… Сочетание науки и религии… дает сегодня единственное основание для интеллигентной жизни, и что религия и наука являются двумя величайшими родственными силами, которые всегда вели и продолжают вести человечество вперед и вверх. Когда наукой были открыты законы физики, они подтвердили учение христианства и опровергли учения язычников. Законы физики позволили человечеству познать Бога, Который действует через законы установленные Им. Это Бог, открывший нам природу порядка, природу способности к познанию; природу, которую можно предсказать; природу, на которую можно положиться; природу, возможно, безграничных сил, которые можно познать, а затем приручить во благо человечества». 

Максу Планку (1858-1947), знаменитому профессору физики Берлинского университета, основателю квантовой теории, лауреату Нобелевской премии, одному из основателей современной физики принадлежат следующие высказывания: «И религия и естествознание нуждаются в вере в Бога, при этом для религии Бог стоит в начале всякого размышления, а для естествознания – в конце. Для одних Он означает фундамент, а для других – вершину построения любых мировоззренческих принципов… Куда бы мы не обращали наши взоры, каким бы ни был предмет нашего наблюдения, мы нигде не находим противоречия между наукой и религией; мы скорее констатируем их абсолютную гармонию в основных пунктах, особенно в области естествознания. Как религия, так и наука, в конечном результате, ищут истину и приходят к исповеданию Бога. Первая представляет Его как основу, вторая – как конец всякого феноменального представления о мире».  Свой доклад, прочитанный в мае 1937 года в Дерптском (Тартуском) университете, Планк завершил такими словами: «Следует неутомимо и непрестанно продолжать борьбу со скептицизмом и догматизмом, с неверием и суеверием, которую совместно ведут религия и естествознание, а целеуказующий лозунг в этой борьбе всегда гласил и будет гласить: к Богу!».

Михаил Идворский Пупин на протяжении 40 лет был профессором колумбийского университета. Многие достижения этого ученого до сих пор широко используются во всем мире. Он верил, что красота и порядок во Вселенной являются «проявлениями совершенного Божьего Слова (что в Евангелии  Иоанн1:1,14 называет Сына Божия - Христа), по которому всё начало существовать». Его взгляд на Сотворение привели его к тому, что Бог и Его творение постоянно обращаются к нам. Пупин считал, что законы физики – это проявление Творца. Да, люди смертны, но: «Законы, которым подчинены и всегда были подчинены звезды и планеты, неизменны. Не существует ни одного природного процесса, с помощью которого эволюционировали бы вечные понятия. Их существование является наилучшим философским доказательством того, что за всем сущим стоит неизменное вечное божество. Наука подсказывает нам, как разумно сотрудничать с Богом. Наука учит людей Его законам и тому, как им подчиняться. Наука доказывает, что человеческая душа является самой ценной субстанцией во всей Вселенной, главным замыслом Творца. Наука приближает нас к Богу… Наука не противоречит идее о бессмертии человеческой души. Наука всё больше и больше раскрывает Божью славу». Всякий раз, когда мы находим что-то в этом мире, мы понимаем, что: «перед нами небесное послание новой истины, которая является лишь маленькой частью Вечной Истины – т.е. Бога. Когда Ньютон разгадал послание, переданное ему движением планет вокруг Солнца, он открыл новую истину – истину, долгое время таившуюся в слове «гравитация». Люди могут «думать, что наука никогда не проникнет в тайны, находящиеся за её пределами, но наша вера убеждает нас в том, что за непроницаемым покровом этой вечной основы находится трон божественной силы, души физического мира, действие которой мы видим в исследовании физических явлений... Научное исследование приближает нас к Творцу больше, чем любая теология, придуманная человеком. Развитие этой мысли, несомненно, является одним из идеалов американской науки. Учитывая этот идеал, между наукой и религией, конечно же, не может быть никакого противоречия... Мы учим людей тому, чтобы они всей душой искали Господа Бога, прислушивались к Его небесным посланиям и знали, что помогая расшифровывать эти послания, они подготавливают те маленькие частицы Божьей вечной истины, которые помогают развивать человеческую жизнь».

Элмер Энгстром - американский ученый в области цветного телевидения, на вопрос о происхождении Вселенной заявил: «Я вижу хорошо продуманный и разработанный план, по которому было совершено Творение… О спланированной, предопределенности Вселенной говорит и наличие в ней выполняющихся физических законов... Каждый открытый учеными в прошлые столетия физический закон есть свидетельство не только познаваемости мироздания, но и его предопределенности созданным заранее планом. Поскольку в не смоделированном заранее мире вообще никаких законов быть не может! Такой неупорядоченный, «самопроизвольный» мир имеет неорганизованную структуру и называется «хаос». В отличие от иерархически структурированного, организованного по единому плану мира, в котором мы живем, называемого «космос», что в переводе с древнегреческого значит «порядок»!

Х’ю Росс має докторський ступінь у галузі астрофізики, здобутий в Університеті Торонто. З дитинства він хотів знати, чому Всесвіт саме такий, як є. У 17 років вирішив вивчати різні релігії світу, щоби побачити, чи може якась з них бути повідомленням від Творця. Індуїзм, буддизм, іслам — жодна з цих та інших релігій не переконала його в їхній правдивості з погляду науки. Але коли він взяв у руки Біблію, то помітив, що ця книга геть відрізняється від усіх інших релігійних книг. На відміну від них, Росс не знайшов у Біблії «повторень та загальності». Він зауважив, що в ній згадуються місця, пункти в історії, науці та географії, речі, які легко можна перевірити. Більше того, Біблія сама до цього заохочує. Величезне враження справив на Х’ю перший розділ Книги Буття, опис сотворення світу. Він побачив у ньому елементи наукових методів. Він зрозумів, що вони насправді походять з Писання. «Біблійні дослідники читали Біблію, відкривали цей метод і застосовували його в своїх наукових дослідженнях. Це було початком наукової революції», — пояснює Росс. На другий день творіння Бог відділив води вгорі від вод внизу. «Води внизу стосуються поверхні Землі, а вгорі — водяної пари, атмосфери. Так Бог створив стабільний водний цикл», — зазначає астрофізик. На третій день творіння Бог зібрав води. «Тепер замість океанів по всій поверхні Землі виникли океани та континенти, почали з’являтися маси землі», — пояснює він. Тоді Бог наказав, щоби земля вивела з себе рослини. На четвертий день творіння Бог сказав, щоби з’явилися великі світила, тобто Сонце та Місяць, і зірки. «Тоді Бог створив істоти, які мають розум, емоції та волю, тобто душу. І нарешті, людину. Єдине створіння, яке має тіло, душу і дух. Це дає нам змогу спілкуватися з Богом. «Це робить нас здатними ставити такі питання, як “Хто я?”, “Хто мене створив?”, “Чому я тут?”» — вказує науковець. За його словами, саме біблійний опис створення світу, єдиний з усіх «священних» книг, відповідає тому, що насправді відображає природа. Росс зазначає, що Писання представляє події, пов’язані зі створенням світу, у правильному порядку. «Ймовірність того, що Мойсей написав це в правильному порядку, була дуже невелика. Як він міг описати все так докладно без інформації, натхненої Творцем Всесвіту?» — запитує він. За його словами, в усьому Святому Письмі міститься 25 описів, обсягом у розділ або більше, присвячених цій темі. Тоді як у книгах інших релігій таких описів є один або два. Наприклад, 38 та 39 розділи Книги Іова «проводять нас через усі події шостого дня творіння. Вони описують його і дають нам більше наукових подробиць із цієї теми». Крім того, за його словами, Біблія «передбачила» понад 200 майбутніх наукових відкриттів. «Я зрозумів, що книга, яку ми називаємо Біблією, більше заслуговує на довіру, ніж другий закон термодинаміки», — сказав він.
Усе це привело його до рішення довіряти Святому Письму, а насамперед, Ісусові Христу як своєму Спасителю. «Коли я прочитав цю книгу (Біблію), то зрозумів, що кожен, хто присвятив себе Ісусу Христу, присвятив себе також ділитися тим, що відкрив, з іншими», — заявив Росс.

Артур Комптон, лауреат Нобелевской премии в области физики: «По моему мнению, вера начинается с осознания того, что Вселенная и Человек были сотворены Высшим Разумом. Такую веру мне иметь не сложно, ведь трудно поспорить с тем, что наличие плана доказывает наличие разума. Упорядоченная развернутая Вселенная свидетельствует об истинности самых величественных слов, произнесенных когда-то: «В начале Бог…».

Доктор Роберт Милликан (1868-1953), один из самых известных американских физиков: «Все, что я вижу, помогает мне доверять Богу во всем, чего я не вижу. За каждым часовым механизмом должен стоять часовщик, а, значит, и за точностью замысловатого механизма Вселенной должен стоять божественный Конструктор и Творец!».

Давид Р. Инглис, один из руководителей Национальной физической лаборатории США пишет: «Мы (физики) видели дело рук Создателя в этом мире, что неведомо другим людям… Это дает мне и многим моим сотрудникам чувство, что есть что-то великое и прекрасное. Это нечто является причиной создания Вселенной, и эта причина не может быть нами понята».

Жюль С. Дюшезн  - председатель департамента атомной и молекулярной физики (Бельгия) доктор  добавляет: «Связь науки с религией никогда не была такой близкой и тесной, как в наше время. Ученые, изучающие космическое пространство, открыли так много прекрасного и неожиданного, что сегодня труднее убедить ученого, что Бог не существует…».

Исаак Ньютон (1643-1727) физик и математик, проникший в тайны строения и движения вселенной, говорил: «Чудесное устройство космоса и гармония в нем могут быть объяснены лишь тем, что космос был создан по плану всеведущего и всемогущего существа. Вот – мое первое и последнее слово». Ньютона спросили: кто же чудесно соберет рассеявшиеся в прах тела умерших, чтобы образовать новые тела. Ученый молча взял горсть железной пыли, смешал эту пыль с пылью земляной и спросил: «Кто выберет железные опилки из этой смеси?» При общем недоумении ученый взял большой магнит и стал водить над смесью. В ней обнаружилось движение, послышался шелест, и железные опилки стали прилипать к магниту. Серьезно по смотрел Ньютон на присутствующих и сказал: «Тот, кто такую силу сообщил бездушному камню, уже ли не может совершить большего чрез наши души, когда им потребно будет облечься в прежние, но обновленные тела?».

About the author: Иванилов Сергей

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.