Христианские стихи разных авторов

Зрелость

Когда, раздвинув детства рубежи,
Мы входим в жизнь доверчиво и смело,
Как важно путь наметить не по лжи,
Но выбрать веру как благое дело!

Господней правде предпочтенье дать,
Отвергнув зло, коварство и интриги,
У ног Христа сложить греха вериги,
Чтоб засияла Божья благодать!

Господь пошлет надежнейших друзей,
Он силу даст не дрогнуть в испытанье,
И глубину молитвенных исканий,
И гимн любви, что всех богатств ценней.

Родная речь

Родной язык - печать веков,
Молитвы многих поколений;
И пыль дорог, и дым костров,
И хлеб и соль родных селений.

Родная речь - плач матерей.
Пожарищ стон и боль разлуки.
Слеза отверженных детей
И нищеты голодной руки.

Родной язык в себя вобрал
Небес высокое призванье,
Желанной вечности причал,
Псалмов сердечное звучанье.

Люблю тебя, родная речь,
С тобой впитал я Божье Слово,
Что для меня и щит и меч.
И жизни всей моей основа!

Эпоха пробужденья

Гранитная поступь эпохи
Прошла по родимым местам:
Свобода - как нищему крохи.
И плети по чутким сердцам.

Запреты на радость общений,
Решетка на слово и мысль
Злословье и ярость гонений,
Как бурные волы неслись

И в это тревожное время
Господь на Руси возрастил
Могучее верою племя
На фоне крестов и могил.

Проходят веков караваны -
Из вечности в вечность спеша.
По милости Божьей нам дана
Бессмертная верой душа!

Нет ничего тайного

Здесь летопись тропы отца и братьев,
Растерзанных за веру до распятья.
Расстрелян он, но в сердце моем жив,
Любовью, а не злобой и проклятьем.

Страницы ветхие кроваво-скрытых дел
И надписи: "Хранить секретно, вечно!"
Но день пришел: Всевышний повелел
Открыть архивы "мастеров заплечных".

Я с трепетом смотрю на почерк тех,
Кто в подземельях пред судом стояли.
Отвергнув путь предательства, как грех,
И истину Христову защищали.

Мы дети их не только по крови -
По вере, по тропе тернисто-узкой,
Воспитанные в Божией любви
С молитвами, звучащими по-русски.

Нужно было

Все что прошли, забыть нельзя,
Пусть мило, пусть не мило…
Знать - это было все не зря,
Знать – это нужно было.

Все, что прошли не растереть
И кистью не замазать.
На это нужно посмотреть
Бесстрашно, беспристрастно.

Увидеть смысл, увидеть суть,
Что опыт – это сила.
Что, все, что было не вернуть,
Но это нужно было…

Спасибо

Господь, спасибо, что живу,
Что ты меня еще прощаешь,
Что держишь в бурях на плаву,
И милости не отнимаешь.

Спасибо, что Твой Дух Святой,
Меня корит и обличает,
Ликует в радостях со мной,
И огорчается в печалях.

Спасибо за Голгофский крест,
Что благодать не истощилась.
Мне утешенье в бурях есть –
Еще надежда есть на милость.

Когда в бессилье вновь грешу,
И к небу глаз поднять не смею,
Господь, спасибо, что дышу,
Еще дышу, еще надеюсь.

Счастье

На перекрестке ситуаций,
Коль нет поддержки от друзей,
Не дай Господь, мне побираться,
На папертях чужих церквей.

Прохожим кланяться в колени
За неочищенный пятак
Их призрачного одобренья,
И клянчить их фальшивых благ.

И связывать, не дай мне, радость
С любовью, с добротой людской,
Для счастья мне немного надо,
Чтоб только был Христос со мной.

Надежный! Он – моя поддержка,
Помощник скорый в скорбный миг.
В Нем растворяюсь до блаженства,
И что тогда мне до других?

Бог знает тебе цену

Мою ценность Бог определяет,
Не число моих мнимых заслуг.
В Его славном царстве не бывает
Ни ничтожных, ни тщеславных слуг.

Он во мне желание производит,
А затем и действие творит.
Все к Нему и от Него приходит,
Для Него душа дотла сгорит.

Его мощной силой существую,
Он во мне и слаб и всемогущ,
Он во мне зависимость благую
Порождает и я жить учусь

В нищете, на милость уповая,
Приходя перед Его престол.
Мою ценность Бог определяет,
Тем, что Сам во мне и произвел.

Религиозники

В себя, как в книгу, посмотрите,
Какие чувства душу теребят?
Какие мысли, притворившись истиной,
Греховные наклонности таят?

Какая радость радуется мщению?
Какое рвенье завистью горит?
Какое лицемерное служение
О мелочных амбициях кричит?

Какой покой оделся в равнодушие?
Какая ревность превратилась в месть?
Как часто мы, в путях своих заблудшие,
Хотим казаться лучше, чем мы есть.

Как часто мы по недосмотру путаем
Добро и зло, закон и благодать.
Свой ум окутав шёлковыми путами
Религиозности, не рвёмся воскресать.

Со Христом

Нам хорошо быть мёртвыми,
Чтоб не работать над своей душой.
Нам нравится быть грубыми, и чёрствыми
И строгими с другими, не с собой.

В религиозности своей забыв о милости,
За истину соседу вырвем глаз.
И рвёмся в небеса своими силами,
И осуждаем тех, кто не за нас.

Ах, как же мы, такие совершенные,
Забыть смогли, вкусив даров благих,
Кого Христос именовал блаженными,
С кем хлеб делил, кому прощал грехи?

Ах, как же мы, такие безупречные,
Такие благородные на вид,
Не просто разучились человечности,
А полностью забыли о любви?

Не посягайте на чужое

Дай, Боже, не быть в шайке во́ров чужого добра,
И в пестрой толпе, что игриво глаза закрывает
На то, как крадут кирпичи из чужого двора,
Провозят сквозь храмовый двор и свое отмывают.

Дай, Боже, не быть в стае тех, кто подобен волка́м,
Готовым тотчас растерзать тех, кто мыслит иначе.
Дай не быть средь тех, кто размашисто бьет по рукам
Трудящихся в церкви, и в поле, и ночью на даче.

Дай, Боже, левитов за глотки в пылу не хватать,
Кусок выдирая, что им по закону положен.
Не дай осквернить дорогую Твою благодать,
Ни жлобством открытым, ни скользкой изысканной ложью.

Дай, Боже, не быть в сонме тех, кто подобен волне
Шумящей, шипящей, пенящейся в море сомнений.
Дай, Боже, быть честной и верной, и милость дай мне
Не пасть под напором красивых иных убеждений.

За Христом

О, как мы были одиноки,
Когда, услышав Божий глас.
Вступали в бурные потоки,
Хотя земля вокруг тряслась.

Друзья, родные отрекались
При виде скопища врагов.
Но в наших душах разгорались
Надежда, вера и любовь!

И сам Спаситель шагом ровным
Шел впереди, чтоб нас прикрыть
И был любой из нас готовым
За братьев душу положить.

За дело Истины Господней
Друзья подняли веры стяг,
Чтоб все увидели сегодня,
Как милосерд Господь и благ

И пали грозные твердыни,
Народ, измученный в грехах,
Увидел счастье в Божьем Сыне,
Припав к Спасителю в слезах.

Я ищу Твоих слов

Я ищу Твоих слов, я ищу Твоих рук,
Твоей ласки, участья и силы.
Мой Господь и Спаситель - единственный Друг
С юных дней и до грани могилы.

Много бурь пронеслось над моей головой,
Как враги моей смерти искали!
Только Ты охранял Своей чуткой рукой
И снимал покрывало печали.

Состраданье Твое и большая любовь
В час гонений тропу озаряли,
Поднимали меня на борьбу вновь и вновь
За добра бесконечные дали.

Не ищу тленной славы, корыстных похвал.
Без Тебя ничего мне не надо.
Лишь бы труд довершить, что Ты мне указал:
В этом счастье мое и награда!

Зеленеет долина весенней порой,
Жарким летом поля колосятся.
Осень в сочных плодах возвещает покой.
Души новые к Небу стремятся.

Ночь и утро

Ночью, где царствует тьма,
Зло, клевета и насилье,
Жизнь - как большая тюрьма.
Господи, дай вере крылья!

Много скорбей и тревог.
Криков враждебных не в меру
И каменистых дорог,
Злобных нападок на веру.

В страхе и немощи плоть,
Сердце в тенетах, как птица.
Только один лишь Господь
Силу дает не сломиться!

Утро - и в каплях росы,
И во вселенской работе,
В бодром полете осы
И в муравьиной заботе

В песнях проснувшихся птиц,
В сердце, на подвиг готовом.
Радость не знает границ.
Жизнь продолжается снова

С неба струятся лучи
Милости Божьей на землю.
Сердце мое, не молчи,
Голосу Вечного внемля.

Жизнь - как подарок Небес,
Жизнь без конца и без края -
Полная Божьих чудес.
С гимном грядущего рая.

Утро на крыльях зари,
Утро - молитвы начало.
Отче! Я жду, говори,
Чтобы душа отвечала!

Полет

"И мы летим!" - так Слово говорит.
Года как звук теряем по дороге...
Скажи, мой стих, о вечности, о Боге,
Которым вся вселенная стоит.

Когда летит полночный самолет,
Он кажется забытым, одиноким.
А океан внизу - таким глубоким
И в вышине безбрежный небосвод.

В безмолвии притихшая земля,
Но кто-то наблюдает за полетом,
За мужеством безвестного пилота
На страже у приборов и руля.

В салонах самолета тишина:
Спят пассажиры, кое-кто читает.
Но главное, что каждый доверяет
Пилоту жизнь - хотя она одна.

И я не сплю приходит новый стих,
Стучится робко в глубине сознанья -
Пока еще без рифмы и названья.
Но с жаждой быть и жить среди живых.

Таинственна способность созидать:
Всевышний даровал способность эту
Не только музыканту и поэту,
Но каждому, как Неба благодать.

Добро и зло чтоб сердцем различать,
И избирать, какой идти дорогой:
Путь истины - на нем людей немного,
Притом, порой приходится страдать.

Другой - широкий, где пирует грех:
Обилие нечистых наслаждений.
Коварных дел, кровавых преступлений.
И часто слышен сатанинский смех.

А стих, рожденный в глубине души.
Спешит расправить строки, словно крылья.
Премудростью и истиной обильно
Его полет, Создатель, поддержи!

Кто в поисках, кто страждет, кто в нужде,
С молитвою смиренья и терпенья.
Тому Господь дарует откровенья!
Тот не поэт, кто с Богом во вражде.

И всем трудам и сборникам стихов,
Где Бог забыт, добро в пренебреженьи,
Удел один - забвение и тленье
Среди народов и седых веков.

Поэзия - не только сумма строк,
Не только рифм согласное звучанье,
Но вера и живое упованье,
Когда основа жизни - только Бог!

Стих выстрадать - великий дар Небес,
Как на псалтыри радостные звуки.
Хотя порой - и чувств, и мысли муки:
Поэзия - живой души разрез.

Зов вечности и радость, и мечта
Трепещущей души, познавшей Бога,
Не знающей достоинства иного,
Как доверять учению Христа!

Скажи, поэт. что верой ты постиг:
Жизнь во Христе воистину прекрасна,
И прошлое и будущее ясно,
Когда Господь - души твоей родник!

А самолет свой продолжает путь
И за бортом - боренье тьмы и света.
Но стих, рожденный верою поэта,
Уже впитал добра и правды суть.

Лети, мой стих. зажги в сердцах людей
Огонь любви и вечного спасенья.
И торжествуй над миром зла и тленья,
Чтоб славить Бога до кончины дней!

Братство

Братство и власть иерархов -
Несовместимость значений.
Словно любовь - из страха,
Или гордыня в служенье.

Братство - спасенных обитель,
А не давящие своды.
Братьям - Христос Повелитель
В духе любви и свободы.

Богом назначено прежде
Первых пылинок творенья:
В вере, любви и надежде
Душ возрожденных биенье;

Кротость сердец и смиренье,
Радость сквозь слезы страданий,
Скромность и долготерпенье,
Мужество в час испытаний!

Я хотел бы об этом молчать

Я хотел бы об этом молчать:
Как ~герои~ уходят со сцены...
Как вскрывается тайна измены -
Застарелых пороков печать.
Я хотел бы об этом молчать!

И особенно, если твой друг
Годы долгие ткал преступленья:
Тонкой ложью в личине смиренья,
Как коварный и ловкий паук -
Тяжело, если это твой друг.

Я хотел бы об этом забыть -
Было б право такое мне дано!
И чтоб Бог врачевал мои раны,
Чтоб за братство молитвою жить,
И о павших "героях" молить.

Но я должен об этом сказать -
Потрясенный, истерзанный болью;
Нас Господь призывает быть солью,
К покаянию грешников звать -
Я обязан об этом сказать!

Горький корень

Разрушен культ монархических вождей,
Развенчаны боготворимые кумиры...
На каменном челе - гордыня и позор.
Как много их, мечтавших править миром,

Низвергнуты в забвение - как сор.
Остались от величия обломки:
Вот справедливый Божий приговор!
А были дни: восторженно и громко.

Им пел хвалу рабов послушный хор.
Но это мир, и грех - его отрада.
Когда же в нашей собственной среде
Как идола, венчают славой брата –

Укоренившись, многих осквернит.
Он недоступен чувству раскаянья -
Как монумент, как каменный гранит.
Один Господь достоин поклоненья:

За жизнь и свет, за радость бытия,
За крест скорбей, за вечное спасенье,
За то, что есть на свете ты и я!
Господь, учи не возвышаться.

Не там Господь

Не там Господь, где гордости парад,
Самодовольство, корысти дыханье,
Самореклам назойливый наряд:
Все - о себе, а о других - молчанье.

"Мы лучше всех, мы выше, чище всех!" -
Так говорят сегодня, к сожаленью,
Наставники, забыв и стыд, и грех,
Без кротости и должного смиренья.

Но там Господь, где сокрушенный дух,
Где бескорыстье, скромность и терпенье,
Где на добро настроен взор и слух
И благодарность Богу за спасенье!

И если ты отвержен и избит,
А бывший друг возводит поношенье,
И вместо хлеба подает гранит, -
Молись о нем в великом сокрушенье.

Да, униженье лучше высоты
И узкий путь - всех благ земных дороже,
Чтоб на Христа стремиться быть похожим
В сиянии духовной красоты!

Освящение - это любовь

Освящение - это любовь,
Доброта к другим и снисхожденье.
Но когда поднимается бровь
И клокочет внутри поношенье -

Не зови свое дело святым,
Если только других обличаешь!
Это лишь благочестия дым,
Когда грех свой от Бога скрываешь.

Там, где зависть, как гниль на костях,
Дружелюбия луч угасает.
А душа в недоверья цепях,
Как в темнице сырой, пребывает.

Освящение - веры полет
Ко Христу каждой мысли, желанья!
Милосердия жертвенный плод,
Разделенная боль состраданья.

Освящение - радости луч!
Это кротость души и смиренье.
Это мужество в сумраке туч
В час великих духовных сражений.

Помолись обо мне

Ты не верь, если злое услышишь,
Что душа моя стала другою...
Я же знаю: ты верою дышишь,
Так и я - жив лишь ею одною!

Не прельстили меня небоскребы,
Не склонили к земному покою.
Ты же помнишь, как шли чрез сугробы
За Христом мы сибирской тропою?

Так и здесь: и борьба, и преграды,
Узкий путь, как у нас, в поношенье.
Но ни славы земной, ни награды
Мы не ищем, а только - спасенья.

И когда ты узнаешь, как трудно
На тернистой тропе в Зарубежье,
Помолись обо мне... и так чудно
Мне Спаситель даст силы, как прежде.

Тропою Урала

По снежной, нескончаемой тропе,
Над колоной арестантов тьма стояла.
Я шел с мечтою о Христе
А смертью вся тайга дышала...

Потом якутский был конвой
И стужа заполярья круга.
Я выжил верой лишь одной,
Защитой свыше верного Друга!

А после - измена друзей
И горечь скитальческой доли,
И много печальных дней
А сердце зажато до боли.

Последний этап впереди
На Небо, в обители Света,
Но вера, как прежде, в груди
И будущность ею согрета!

Беседа

Мне недавно сказал замполит:
"Где твой Бог? Почему он молчит?!"
А затем, взор подняв к потолку:
"Десять лет... Ты уйдешь по звонку!

Ни молитвы, ни вера твоя:
Не приблизят родные края!!"
"Моя совесть пред вами чиста",
Так я начал. "Я верю в Христа.

Не безмолвен мой любящий Бог!
Он греховные узы расторг,
За меня на кресте пострадал
И амнистию грешникам дал.

Бог в Своих намереньях велик:
Десять лет перед вечностью - миг!
Куст терновый в России горит
И о Божьей любви говорит:

Ныне узы Христовых друзей
Маяки для планеты людей!"
А Христу сокровенно сказал:
"Ты меня в край Якутский послал,

Здесь познанья об истине нет
И так нужен Евангельский свет.
В бесконечном потоке любви
Свою милость якутам яви!"

А еще я сказал: "Иисус!
Только Ты избавляешь от уз
И ведешь в неземные края!
И спокоен поэтому я".

Христианства радостные зори

Христианства радостные зори
Для меня зажглись в семнадцать лет.
И с тех пор на жизненном просторе
Для меня иной отрады нет.

Иисус - поэзии хоралы
Иисус - свободы яркий луч!
Это жизнь в травинке каждой малой,
Это бой за правду среди туч.

Голос веры, пламенный и звонкий,
Достигает огненных светил!
Ну, а ты? По-прежнему в сторонке?
Кто тебе дорогу перекрыл?!

Может, вера для тебя позорна?
Радость неба кажется мечтой?
Древний враг коварно и упорно,
Словно ворон, вьется над тобой.

Вне Христа не жизнь, а прозябанье:
Культ вещей и мелочных страстей.
Только в Боге высшее призванье.
Чистота и искренность людей!

Я, глубоким трепетом объятый,
В сердце слышу неба перестук!
Оттого так дорог мне Распятый,
За меня испивший горечь мук.

Я хочу планету видеть садом,
Гимн Творцу поющей на лету!
А тебя - моим по вере братом.
О, мой сын! Скорее ко Христу!

Как найти к душе твоей тропинку

Как найти к душе твоей тропинку
И слова какие подыскать,
Чтоб исчезла недоверья льдинка
И сияла Божья благодать?

Ты и сам мне говорил недавно
С горечью о гибельных годах:
О путях преступных и бесславных
В воровстве и пьяных кутежах...

Ты б хотел навеки бросить пьянство
И табак, и прочие дела,
Только нет ни грамма постоянства.
Будто воля сожжена дотла.

Сколько раз бросал ты сигареты,
Втаптывая пачку "Примы" в грязь.
И давал торжественно обеты,
Что начнешь красивой жизни вязь?

А потом опять курил украдкой
И хмельную брагу доставал,
И сжигалась жизнь в угаре гадком,
А ночами жалобно стонал...

Только Бог способен во мгновенье
Твою жизнь навеки изменить!
Обратись к Источнику спасенья,
Чтобы верить! Радоваться! Жить!

Радостные зори

Утром рано, расправивши плечи,
Превращаются реки в моря.
Голубые просторы заречья
Обнимает с улыбкой заря.

И зовут беспредельные дали:
Птица-волюшка манит крылом...
Исчезают туманы-печали
Перед новым сияющим днем!

Все пройдет: и скитанья, и горе,
Впереди много радостных лет!
Во Христе мои ясные зори:
И свободы, и веры рассвет!

Иисус! Твое имя выше

Иисус! Твое имя выше
Горных пиков и всех имен!
Лишь Тобою вселенная дышит,
Как цветок, что весной рожден.

Преклонить пред Тобою колени
За великое счастье чту!
Повергаю свои волненья,
Доверяю свою мечту:

Я хочу... я прошу, мой Боже,
Чтоб для тысяч и тысяч людей
Твое имя стало дороже
Всех сокровищ и жизни всей!

За Твое драгоценное Слово
Я одет в арестантский бушлат.
Но в краю отдаленном, суровом
О Тебе благовествовать рад!

Светит ласково солнце весеннее,
Озаряя темницу мою...
Скоро я воспою Воскресение
С миллионами душ в раю!

Мы покидали наш родимый край

Мы покидали наш родимый край
Не по своей, конечно, доброй воле.
Сжималось сердце от щемящей боли,
Когда Москва на мокром взлетном поле
Шептала нам последнее: "Прощай..."

А в самолете был опять конвой.
И тот же взгляд: надменный и холодный.
Я - арестант! К тому ж еще безродный,
Лишь видел лагерь: темный и голодный,
И слышал вой, овчарок злобный вой.

И я молился о моих врагах,
О кротости просил и о смиреньи.
О сердце чистом, без ожесточенья,
Благодарил за помощь и терпенье,
Что мне послал Спаситель в лагерях.

Прошли года, чужие все места...
На родину дороги перекрыты.
Мои враги по-прежнему несыты:
Сердца доныне злобою забиты
И клеветой наполнены уста.

А я молюсь и жду, что край родной
Возжаждет Истины - учения Христова
И скажет: "Господи! душа моя готова
Принять Твое спасительное Слово
И обрести надежду и покой".

Пора домой

Еще горят осенние цветы,
Последний луч долину озарил:
Далекой юности дерзанья и мечты
И доброй старости остатки сил.

Как хороши осенние деньки:
Багряных крон волнующий парад,
Шаги и мысли свежи и легки,
И я душой общаться с Богом рад.

"Пора домой!" - узорный клена лист
Мне шепчет, порываясь улететь...
Простор небес безоблачен и чист,
И сердцу хочется победно петь!

"Хочу домой!" - я тихо говорю
Творцу веков, Спасителю души.
Лучом прощальным осени горю
В молитвенной и радостной тиши.

Последние штрихи осенней красоты

Последний час и взгляд с слезой,
Последние стихи допишем я и ты.
Утихнет наша грудь, а на челе - покой.
Таинственна последняя река...

Мучителен и труден переход!
Я видел на примере очень многих -
Богатых, знаменитых и убогих, -

А если жизнь прожитая пуста:
Без веры, без святого упованья -
Как мечутся ослабшие уста...
Как тягостно с землею расставанье,

Мой Иисус, от юности моей
И до лучей последнего заката
Со мною Ты среди земных скорбей
С любовью Бога и заботой брата.

И потому спокоен я и рад:
Скорей домой - в обители Христовы!
Мне дорог рай - весенний Божий сад,
Где я увижу всех любимых снова.

Будем помнить

Проходят дни и жизни нашей годы,
Прощальный приближается закат...
И плоть уйдет во мрак и тленья своды,
А дух - к Творцу, где вечной жизни сад.

Мы будем помнить утренние зори,
Когда в тумане берег и река,
И пенье птиц, и ласковое море,
Журчание лесного ручейка;

Полет пчелы и радуги сиянье,
И тишину на фоне снежных гор,
Далеких звезд полночное мерцанье
И мысли нашей чудо и простор.

Но главное, что нам всего дороже
И будет с нами вечно пребывать -
Любовь Твоя, великий вечный Боже,
Сошедшая, чтоб счастье даровать!

Мы будем помнить час крещенья:
Завет с Тобой пред небом и землей,
Восторг души и радостное пенье,
И это право - быть навек с Тобой!

Жизнь продолжается

Ты не верь, что жизнь обрывается,
И финал - могильный покой...
После смерти жизнь продолжается,
А вернее - лишь начинается
С новой силой и красотой!

Дань земле - только тело бренное,
Что терпело и холод, и зной.
А душа - не монета разменная,
Не субстанция временно-тленная,
И удел души - мир иной.

Мы уходим в Господние дали,
Где бессчетно течение лет.
Там увидим, о чем лишь мечтали
На земле в дни горькой печали...
Там - любви немеркнущий свет!

Как счастлив я

Как счастлив я - однажды на земле
Меня Любовь Господня повстречала
И озарила скрытое во мгле
Греха и зла преступное начало.

И потянулось сердце к чистоте
И к Истине - единственной на свете.
Все это приобрел я во Христе:
В Его словах, в Евангельском Завете!

Когда весна приходит в отчий край,
И все поет: поля, ручьи и птицы,
Мне кажется, что где-то рядом - рай,
И он мне в душу трепетно стучится.

Я буду петь о Боге светлым днем,
И час ночной - для пенья не преграда.
Как дорого общенье со Христом -
Я радуюсь! И Небо тоже радо...

Отец

Отец, отец! Как осветилась вновь
Вся жизнь твоя - тюремная стихия,
И верность Богу, и твоя любовь
К страдающей в неверии России.

Что помнил я мальчонкой в восемь лет:
Полночный час, молитва - и разлука.
Стенали годы... На стене портрет,
А из тюрьмы - ни весточки, ни звука.

Но Библия, конспект проповедей,
Твои стихи о вере в испытаньях
Основой стали жизни всей моей
В часы свободы и во дни скитаний.

Держу в руках архивные дела:
Прошло полвека... Задрожали своды,
И Библия в России обрела
Признание при проблесках свободы.

И я, как ты, пройдя по тем местам,
Где стон и плач, решетки, оцепленье,
Сегодня вижу новых христиан,
Нашедших в Боге радость искупленья!

Я Божию премудрость воспою,
Стратегию спасенья человека:
Какое счастье видеть жизнь свою
В руках Христа от века и до века!

Зов Украины

Горит в душе Божественное пламя
Христовой истины с Голгофского креста.
Я подниму любви Господней знамя:
Зовут меня все новые места!

И мне идти, о Боге возвещая,
Я должен всем: мой Запад и Восток!
И Украина - истинно родная,
Где пробужденья вспыхнул огонек.

Уж пройдены большие километры -
Как много бурь я в жизни повстречал:
Гонений шквал и лжеучений ветры,
Измену тех, с кем песню начинал...

Путь завершить спешу: уж осень догорает,
В багряном цвете тихие леса...
Я слышу зов друзей родного края -
В хвале Творцу их слились голоса.

Братство Христово

Люблю тебя, братство Христово!
Твоей веры могучий полет,
Благовестия сильное слово,
Что во веки веков не умрет!

От Христа ты готово учиться
Упованию в стужу и в зной,
И со злом никогда не родниться,
Но идти только узкой тропой.

На Кавказе, в степях Украины,
В Подмосковье, Уральских горах,
На просторах сибирской равнины
Твоя вера окрепла в скорбях.

Как я рад быть твоею частицей,
Вместе радость и скорбь разделять,
О тебе постоянно молиться,
Скорой встречи с Христом ожидать!

Никого не сужу

Никого не сужу. Никому не судья...
Но до слез дорожу каждым днем бытия.

Каждым шагом в пути, каждой каплей добра,
Песней веры в груди и молитвой с утра.

Жизнь настолько сложна, что Один только Бог
Видит сердце до дна, намерений поток.

Совокупность причин и последствий урок
Знает только Один милосерднейший Бог!

Рад грядущему я. За собою слежу.
Никому не судья, никого не сужу!

* * *

Я доверяюсь Богу -
Не человеческим мненьям.
Богу несу тревогу,
Горести и сомненья

В Боге мои истоки -
Даже до дня рожденья
Им установлены сроки
Жизни и сердца биенья.

* * *

Я стремился быть с теми вместе,
Кто отвержен был и гоним,
За Христа подвергался бесчестью,
Избиваем был и судим.

И теперь, на пороге смерти,
Я твержу из последних сил:
Братья, вы хоть сейчас поверьте,
Что я вас всей душой любил!

Радуюсь

Радуюсь каждому Божьему чуду:
Ветке сирени, песне скворца!
В детских улыбках вижу повсюду
Радость Небес и премудрость Творца.

Радуюсь первой храброй травинке,
Свету и солнцу ранней весной.
В ночь новогоднюю хрупкой снежинке,
Зимней тропинке в чаще лесной.

Радует каждое Божие слово:
Сколько сокровищ таит Книга Книг!
Как глубока, освежающе нова
Божия мысль, воплощенная в стих.

Радуюсь вечному плану спасенья,
Силе добра, совершенству любви,
Кротости, мужеству, долготерпенью,
Что на кресте Искупитель явил.

Каждое утро молитвой встречаю:
Близких и дальних с верой несу.
Бог не безмолвен - Он отвечает,
Внемлет молитвам мой Иисус!

Радуюсь Небу - чудесные дали
Сердце волнуя, к встрече зовут:
Там нет страданий, разлук и печали,
Там меня многие близкие ждут!

Божьи намерения

Божьи планы, Божьи намеренья -
Кто их знает? Кто в их даль проник?
План спасенья, дело искупленья
И ребенка самый первый крик...

И никто не может эти планы
Исказить, разрушить, запретить.
И любовь, что нам от Бога дана,
Будет жить! Вовеки будет жить!

Бог послал единственного Сына,
Чтобы нас от гибели спасти,
И Голгофы страшная картина
В силе наши души потрясти!

Будущность и светлая надежда
К нам нисходит от Отца веков.
Любит Бог так искренне и нежно,
И всегда помочь в беде готов.

Мне дорог каждый миг

Я вскоре должен подвести итог
Всему, что начато, написано, пропето
Среди борьбы и жизненных тревог
За всю весну и золотое лето.

Уже плывут по небу облака
Осенние - в загадочные страны.
А впереди - последняя река
И расставания холодные туманы.

И если плоть трепещет и скорбит,
Держась за землю - смерти пепелище,
То дух в восторге скоро воспарит
Туда, где Бог - в небесные жилища!

Но все-таки мне дорог каждый миг
Так много дел вручает нам Учитель,
Чтоб целый мир познал, как Бог велик -
Творец всего и наших душ Спаситель!

***

Буря лохмотьями серыми дробится...
Мокрою пылью лицо обдает...
Воет, лютует и яростно злобится,
Грудью о скалы высокие бьет...

Мглой беспросветною небо лазурное
Ты закрывала не раз предо мной,
И под ногами громады ажурные
Стелишь коварно могучей рукой,..

Знаю тебя я! Волною холодною
Многих в пучину с собой унесла,
Многих, лютуя, в утробу голодную
Знатных, великих и сильных свела.

Я не герой и не стану хвалиться,
Но под ногами моими - Скала!
Не перестану с тобою я биться,
Как бы ты зла и грозна не была!

Если и дрогну я сердцем порою -
Непобедим подо мною Утес!
Силен Он бурю любую к покою
Властно призвать - Имя Христос!

С этим Утесом в одном монолите
Слит я, не страшен седой океан;
И над собою, в небесном зените,
Вижу я чудный, святой Ханаан.

Свой крест

Изнывая от боли пылающих ран,
Часто я под крестом воздыхаю:
То пугает пророческий путь христиан,
То на нем устаю, унываю.

И тогда ободряющий голос Христа
Веет свежестью Тивериады,
Вновь зовет меня тяжесть креста
Облегчает словами отрады:

"Кто за Мною идет и свой крест не несет,
Недостоин Меня и спасенья,
Не узрит тот обитель небесных красот,
Не постигнет святого ученья."

Не страшись, если волей благого Отца
Суждено тебе узкой тропою,
Под ударом бичей, под шипами венца
Тяжкий крест свой нести за собою.

Не рука лиходея, не случай слепой
Обрекли для тебя это бремя -
По любви бесконечной, по воле святой
Ему есть свой предел, свое время.

Он рассчитан с любовью, с заботой Отца,
И по росту тебе и по силам,
Чтобы смог ты его донести до конца,
Может быть, и до самой могилы.

Чтоб блаженным ты был, свято, праведно жил,
Благодатью святой наслаждался,
Перед лютой бедой не робел, не тужил,
Добрым подвигом впредь подвизался.

Чтобы образ святой и подобье Его
Среди шумной толпы суетливой
В существе отражалось, в сознаньи твоем,
Должен крест ты нести терпеливо.

Не завидуй чужому, упал - не ропщи,
И не сетуй на тяжкую долю;
Утешенье в горячей молитве ищи,
Прославляй неизменную волю.

Чрез пучину страстей в лучезарную даль
Служит крест для тебя переходом,
Там забудешь навеки тоску и печаль -
В Царстве Божием, с Божьим народом.

Не один ты - согбенных под тяжестью ран,
Крестоносцев - великое племя!
Вереницы идут за Христом христиан
В это злое, последнее время!

Кто изныл под крестом, и в борении устал -
Видят всех Его светлые очи,
Видят тех, кто от зноя томится, кто пал,
В непроглядной, мучительной ночи.

Но, мужайся, великое племя Христа!
Не гасите священное пламя!
Поднимите под тяжестью мук и креста
Еще выше победное знамя!

About the author: Иванилов Сергей

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.