СТИХИ ПОЭТЕССЫ МАРГАРИТЫ КОЛОМИЙЦЕВОЙ — 1

Сдержанность

Если чуждо душе смирение,
И не знаешь, что значит сдержанность,
Не цитируй доктрин спасения,
Не позорь понапрасну Сперджена.

Коль не ведает ум прощения
И казнит всех за взгляды несхожие,
Не кричи о своих убеждениях,
Не позорь в мире церковь Божию.

Коль от злости сперло дыхание,
В споре рвешься быть победителем,
Не цитируй места Писания,
Не позорь своего Спасителя.

Мы разучились говорить

Как много фраз не в глаз, а в бровь,
Как мало говорят о чем-то нужном!
Я так устала от коротких слов,
И от дешевой скороспелой дружбы.

Как много тех, кто хочет говорить.
Как мало тех, кто научился слушать.
Мы научились правильно учить.
Высокомерно. Праведно. Бездушно.

В эпоху социальных вязких лент,
Звонков на скайп, коротких переписок,
Забыли, что безликий абонент,
Совсем не абонент, а кто-то близкий.

Мы разучились долго говорить,
О Боге, о душе, о вечных темах.
Как просто ставить «лайк» и уходить!
Как сложно уделять кому-то время.

А если вдруг, кому-то из друзей,
По делу срочно встречу назначаем,
Предпочитаем сп1ешный кофе-брейк,
А не зовем домой на чашку чая.

Как часто дружим между дел,
И мало тех, ради кого бросаем
Дела, работу, и о чьей беде,
Как о своей беде переживаем.

В эпоху интернета, смс и соцсетей,
Я так устала от дешевой дружбы.
Как много у меня почти-друзей!
А я хочу дружить с душой. И в душу.

Сучок в глазе брата

Не ищи сучок в глазе павшего брата. Случилось...
Он сломал себе ноги, и душу, и позвоночник
И ему нужна помощь, больница, кредит в рассрочку
На твое снисхожденье. Беспроцентный кредит на милость.

Не жди совершенства от уставшей церкви поместной.
Не вини ее за морщины, за слабость и за усталость.
Видишь впалые щеки ее? Ты сам и есть эта впалость.
Слышишь пресное пенье там? Ты сам и есть эта пресность.

Не сетуй на голь своего государства грешного.
За крестами всегда стоит именная очередь,
И, конечно, распятым быть никому не хочется,
Но кто не был распят, тому не понять Воскресшего.

Не ищи, не жди и не сетуй на безнаказанность
Беззаконных. Такая судьба у праведных
Они верят, и милуют, и поступают правильно,
И свою нищету души не боятся праздновать.

Рождественские подарки

А я дарить подарки не умею.
Коробки, ленты, мишура, шары.
Спешу. Лечу. Боюсь, что не успею,
За скоростью Рождественской поры.

Сверкают огоньки на мерзлых крышах,
Играет в магазинах легкий джаз.
А вдруг я в этом марше не услышу,
Хор ангелов и доброй вести глас?

А вдруг покой, такой сейчас желанный,
Утонет в море шумных голосов
За праздничным столом. И утром рано
На Рождество, мы не найдем любовь

Завернутую в яркую бумагу.
А только, пилигримов, дань, иных,
Традициям чужой земли. И блага,
Не будет в благодарностях скупых.

И я молчу, закрывши за собою
Дверь своей спальни и в немых словах,
Прошу Творца смиренною душою,
Вернуть мне смысл Христова Рождества.

Потух фонарь. Луна своим сияньем,
Заменит мне его привычный свет.
И я замру, боясь своим дыханьем,
Нечаянно нарушить тонкий след.

Покоя в сердце, посланного Богом
В преддверии Рождественского дня.
Как у Него даров прекрасных много,
Что Он создал специально для меня.

А я дарить подарки не умею.
Коробки, ленты, мишура, шары.
Спешу. Лечу. Боюсь, что не успею,
За скоростью Рождественской поры.

Что есть Рождество

Мир воспевает яслям честь
И празднует волхвов,
Рождество − Голгофский крест,
И смерть, и боль, и кровь.

Все восхищаются звездой
И чествуют звезду,
А я измученной душой
К распятью припаду.

Ангелов хваленье, мне ж −
Бесславный темный холм.
Там средоточие надежд,
Пророчеств и времен.

Венчает небо тень креста
С рождественской звездой.
Там одинокий сирота
Сливается с семьей.

Там нелюбимый пьет любовь,
Текущую из ран,
И сердце празднует без слов
Великий Божий план.

И оттого люблю я крест
И плачу оттого,
Что мне прощенье есть.
Пусть будет Рождество!

Пусть будут яркость чувств,
И елок целый лес!
Но только в этом блеске пусть
Не меркнет старый крест.

И тысячам спасенных в тон
Я вечно буду петь,
Что мой Спаситель был рожден,
Рожден, чтоб умереть.

Рождество без Христа

Пахнет воздух невыпавшим снегом,
Свежим кофе и прелой листвой.
И народ, задыхаясь от бега,
Догоняет в поту Рождество.

Людям нужен, какой-нибудь повод,
Обезвредить духовный аврал,
И в огни выряжается город,
За Христа, поднимая бокал.

Выставляет младенца и ясли,
На верандах роскошных домов,
И евангельe дарит “на счастье,”
Вместе с рядом блестящих подков.

Воспевает и крест и менору,
Той же скидкой на тот же банкет.
И шумит, восхищается город,
А Христа в этом городе нет.

Терпенье плата за спасенье

Каждый день запасаясь терпеньем,
Сжав желанья в железный кулак,
Мы готовы платить за спасенье,
Мы хотим быть достойными благ.

Но под вечер склонивши колени,
Где-то в пыльных альковах души,
Терпим острую боль пораженья,
Разменявшись с грехом за гроши.

Все банально опять, даже глупо,
Дом из сена, как спичка сгорел.
И молитву не выразят губы,
Не имея валюты из дел.

Завывает метель отчаянья,
И в душе наступает зима.
Там Иуда сулит наказанье,
И не верит в прощенье Фома.

И тогда разбивается гордость.
Лишь, увидев себя в нищете,
И почуяв свою непригодность,
Вспоминает душа о кресте.

Дух свободной становится птицей,
Даром приняв священную Кровь,
Начинает в смиренье молиться,
Без привычных, заученых слов.

Пусть нам милость Его непонятна,
Его мир у души не отнять.
Есть прощенье еще у распятья,
Есть еще у креста благодать.

Фарисей

Можно быть религиозным, каноны святить,
Много умных, красивых речей говорить
О незыблемой истине, царстве добра,
И в священном экстазе цедить комара.

Можно громко «Аллилуя!” – в храме кричать,
Крепкой хваткой на благодать лишь уповать.
Знать все “sola”, и помнить ранних христиан,
Превратить реформацию в жесткий закон.

Можно в рвенье по Богу горя ярче всех,
Линчевать неугодных прилюдно за грех,

Быть самым правильным в жизни своей
И услышать потом, «Отойди, фарисей.»

Дай мне…

Дай мне ценить превыше всяких благ,
Водительство Твое – Твой добрый посох.
И верить: в обстоятельствах несносных,
Меня нести Ты будешь на руках.

В пустыне искушений и скорбей,
Когда туманна жизнь и непонятна,
Дай ощущать тепло Твоих объятий
И пить из чаши благости Твоей.

Помажь главу, когда я устаю,
Елеем Твоих вечных откровений;
Дай мне желать превыше исцеленья
Тебя и волю добрую Твою.

Дай не взирать на стрелы грубых слов,
А почести толпы почесть тщетою.
И помнить: для меня Ты стол накроешь
В долине слез, перед лицом врагов.

Дай пропитаться истиной Твоей:
Ты добрый Пастырь - не Палач мой грозный.
Дай посох Твой не почитать за розгу,
И верить в высший смысл земных скорбей.

Смиренным дается благодать

Не пытайся великим и сильным представиться,
Больше сделать, повыше себя приподнять.
Бог использует немощных, чтобы прославиться,
Только нищие духом найдут благодать.

Если сердце в печалях, как золото плавится,
Помни: благо есть в том, чтоб страдая молчать.
Бог использует немощных, чтобы прославиться,
Только кроткие духом найдут благодать.

Коль захочется людям понравиться,
В искушенье впадешь на себя уповать,
Помни, Бог в немощных может прославиться
И лишь бедные духом найдут благодать.

Если буря ревет и с дорогой не справиться,
Продолжай и тогда для себя повторять:
Бог использует немощных, чтобы прославиться
И бессильные в Нем обретут благодать.

Обожженные бурями крылья расправятся,
Коль увидят в свою неспособность летать.
Бог использует немощных, чтобы прославиться,
Только нищие духом найдут благодать.

Господи, не знаю почему

Господи, не знаю почему,
Ты дожди мне в жизни посылаешь;
Даришь солнце, а потом во тьму,
Словно для контраста погружаешь.

Научи Тебя не вопрошать,
Не роптать, когда бывает больно;
Глубоко и ясно понимать,
Что Тебя мне, Господи, довольно.

Ты мне дал довольно всяких благ,
Окружил меня Своей любовью
И несешь, как Пастырь на руках.
Неужели буду недовольна

Призрачными ливнями земли,
И моей судьбой несовершенной?
Пусть, Господь, немного поболит,
Чтоб душа моя была блаженна.

Только не оставь меня одну
И дожди дозируй милостиво.
И бессилье не поставь в вину.
Главное, чтоб не была дождливой

Совесть. Но, чтоб Ты сиял,
Через тучи страха и сомненья.
Ты, Спаситель, так мне много дал!
Так прими мое благодаренье.

Примерка

Перед тем, как отправиться в Вечность
Будет примерка на человечность.
Все мы друг другу портными случимся.
Что накроили, в то облачимся.

Только не плачьте. Пожалуйста, верьте:
Мы не нагими достанемся смерти.
Тело оставив, оденем одежды
Из милосердия и надежды.

Шейте друг другу наряды из ласки.
Красьте любовью их в яркие краски.
Ближним тепла не жалея и хлеба,
Не для земли шейте ризы, для Неба.

Путь свой земной, как стежки, совершая,
Шейте для Вечности, телом ветшая
Шелком добра, не линялым вовеки.
В жизнь облачайтесь душой, человеки.

Праздники

Празднуйте милости, празднуйте радости,
Сердцем считайте свои благодарности.
Празднуйте воду и хлеба обилие,
Празднуйте то, что про голод забыли.

Празднуйте семьи, свободу общения,
Что ваши дети не знают лишения.
Празднуйте вкусы и празднуйте запахи,
Вся ваша жизнь переполнена благами.

Празднуйте милости, и все радости,
Сердцем сосчитайте благодарности.
Не говорите, что вам посчастливилось,
И помните что не всем такое досталось.

Теплый и грустный декабрь

Такой теплый декабрь. И такой безнадежно холодный.
Застывает беспомощно сердце под корочкой льда.
Люди словно машины. В шальной суете новогодней
Все куда-то бегут. Непонятно зачем и куда.

Вот такая игра. Тот, кто правила знает – играет.
Вне игры жизни нет, все решают уменье и чин.
Кто не слишком красив и не слишком умен – выбывает
Из игры и живет на обочине жизни один.

Мне б немного тепла – отогреться, и чуточку света.
Вижу в храме очаг и собравши лохмотья бегу.
Но охранник у входа бурчит мне, что вход по билетам,
Кто богат и красив, раскупили места к очагу.

Такой грустный декабрь. И такой безнадежно холодный.
Все, кто жаждет тепла, все, кому не достались места,
В нищете есть надежда на благость и милость Господню,
Выйдем к Богу за стан и согреемся силой креста.

Не позволяй душе лениться

Когда не хочется молиться,
Когда съедает суета,
Не позволяй душе лениться,
Беги к подножию Креста.

Беги в бессилье, спотыкаясь,
Беги через туман густой
И боль излечит, и усталость,
Голгофский истинный покой.

Заряжен воздух благодатью,
Пропитан кровью и огнем
Его страданий. У распятья
Молчи о Нем, ликуй о Нем,

Укройся в Нем и успокойся.
Какая сила в тишине
Перед распятьем! Вновь омойся,
В крови. Дан в хлебе и вине

Душе залог воспоминанья
О том, что Он уже свершил
Спасенье. И твое страданье,
Не будет выше данных сил.

И боль в надежду превратится,
И насладившись тишиной,
Душе захочется молиться,
Священной, пламенной мольбой.

Ты не икона

Бывает, кто-то в глупой ревности
Презренно плюнет в твой успех,
И вот: ты – не икона зрелости,
А слабый, грешный человек.

И в сердце боль не помещается,
Из-за каких-то жалких слов…
Бывает так, когда смещаются
Авторитеты и любовь.

Бывает так, когда забудешься
И уповаешь на людей.
Когда по-детски, глупо влюбишься
В свеченье тусклых фонарей.

Бывает так, когда пытаешься
Быть милым каждому и всем,
Не теми шумно восхищаешься,
И аплодируешь не тем.

И лишь в тумане нарастающем,
Когда уже толпе не рад,
Ты вспоминаешь: уповающий
На человечество – проклят.

И хочется исправить прошлое,
Предательства не вспоминать,
И пить, как воду, верность Божию,
И на Него лишь уповать.

В поисках наслажденья

Люд обречен на битву до скончанья,
В сердцах живет томящее желанье,
Найти секрет живого наслажденья,
И полноты. И мечется творенье,

По кругу ненасытному гордыни,
Своей. Пытаясь выйти из пустыни.
И в тщетном удовольствии пустом,
Тварь позабыла о Творце своем.

Бушует мир в борьбе за наслажденье,
От миллионов в банке, до варенья,
Стеклянной банки. От моральной власти
Высоких судей, до животной страсти.

Но канет в бездну призрак наслажденья,
Как крошится в руках детей печенье.
И одержимы внутренним огнем,
Мы ищем облегченья день за днем.

Как в засуху земля, душа томится,
Боготворить кого-то, преклониться,
Пред кем-то, кем-то восхищаться,
И начинает эгу поклоняться,

И этим только растравляет жажду.
О, только б утолить ее! Не важно
Как. И в поиске своем,
На грани сумасшествия живем.

Подделки

Как мы устали от земной отравы,
Бессовестной подделки Божьей славы!
Насмешки грубой над Его дарами,
Позорных издевательств над умами,

Сынов Адама. И в своей печали,
В депрессии своей, мы одичали.
Но все же ищем, и чего-то ждем.
Ах, неужель, для этого живем?…

***

Гуманизм

Грешим уже не втихомолку,
Грешим гуманно, напоказ.
И в сене отыскав иголку,
Иголкой этой тычем в глаз

Вчера упавшему соседу,
Уча его, как нужно жить,
Какие ямы обходить,
В какой помойке больше хлеба.

На минном поле, близь объекта,
Сто раз просеиваем грязь
В дырявом сите интеллекта.
Потом смакуем сотни раз,

“Вот, это можно. Я смотрю.
И там, есть пару сцен, но все же…
Тебе существенно поможет,
Когда решишься к алтарю.”

Нашедши светлую крупицу.
Ликуем, “Братики, шедевр!
И стиль подходит, и размер,
Под нашу истинность традиций.”

За компромиссом, компромисс..
На увещанья – антиподы.
“Сеньоры, это наша жизнь.
Давайте жить ее свободно!”

И ангелы скрывая шок,
Стоят у мудрости истока.
“Богатства в истине так много,
Которое дает нам Бог!

Берите, пользуйтесь. Бесплатно!
Святым дается благодать.”
И мы беспечность благодатью.
Все чаще стали называть.

Я знаю, “Как, кому открыто…”
Да, только б, нам не оплошать.
Чтоб у разбитого корыта,
Себя в старухе не узнать.

Грядет заслуженная месть

Мы прах земной смываемый водою,
Огнем и серой сшедшими с небес.
Кто нас от гнева Божьего укроет?!
Уже грядет заслуженная месть!

Трепещет в страхе лживое творенье,
Сшивая само праведность из дел.
Но видит пред собой испепеление,
И муки ада – вечный свой удел.

Греха, Господня святость не потерпит.
Прочь от Лица Всевышнего елей,
Прочь гнусный запах самотканой жертвы,
И свет мерцанья жертвенных огней.

Отверзлась перед миром грешным бездна,
Застынь народ, мы все обречены.
Взывать и плакать к Богу бесполезно,
Не смыть слезам чудовищной вины.

Нужна лишь кровь. Кровь без пятна порока,
Но нет святых среди людских рядов…
И в смертном отчаянии сохнет око,
Кто даст нам кровь? Кто даст народу кровь?!

Еще один год

Цветы, открытки, поздравленья…
Еще один промчался скорый год.
Опять уходит в бездну день рожденья,
И только память чувства сбережет.

Любовь святую, искренность и дружбу,
И взглядов теплых почерк неземной,
Друзья, вы мне как чистый воздух нужны,
Останьтесь в жизни навсегда со мной.

Вы для меня – поток благословенья,
Когда открыто с вами говорю…
И в этот уходящий день рожденья,
Опять за вас Отца благодарю…

Настоящий друг

Кто скажите, настоящий,
В жизни друг?
О жестокости скорбящий,
Сердца мук?

Я к кому могу склониться,
На плечо?
С кем могу Христу молиться,
Горячо?

Кто со мной в скорбях изведал,
Горечь слез?
Точно так, как заповедал,
Нам Христос?

Не идите за ответом,
Далеко.
Ведь найти ответ на это,
Так легко.

Ваши души – неземные.
Вы – правы.
Это – вы, друзья родные,
Это – вы.

Это вы со мной страдали
В час тоски.
Были в зарубежной дали,
Так близки.

Лучших качеств и не надо
Мне в друзьях.
Вас большая ждет награда,
В небесах.

И, не дай Господь, случиться
Боль у вас,
Буду я о вас молиться,
В трудный час.

Ведь Всевышний дарит дружбу,
Нам не зря.
Как вода и воздух нужны,
Нам друзья.

Отрождествовались

Поклонились Мессии, отъелись и снова в бег
За карьерой, за славой, за деньгами. Еще время
Есть до Пасхи в апреле, когда воспоем со всеми,
Что Спаситель из мертвых воскрес, обезвредив грех.

Верим, верим в Святого и верою дорожим,
И никто нам не скажет, что веруем номинально.
Мы кулич испечем и разломим ежепасхальный,
И молитвы в сердцах вознесем о прощенье душ.

А потом – вон из храма и снова до декабря,
Все свободны работать и верить себе угождая,
Создавать свой макет обретенного в мире рая,
Развлекаться, работать, жалеть и лелеять себя.

И так месяц за месяцем, снова священный час,
В лес, святые! За елкой! И в храм утверждаться в вере,
Поклоняться и славить, молиться о щедрой мере,
Ведь просящим в молитве Господь непременно даст.

Поклонились Мессии, отъелись и снова в бой
За карьерой, за славой, за деньгами, за удачей.
И уже не хотим, не умеем уже иначе,
Но мечтаем еще, о какой-то судьбе другой.

Не прошу

Не прошу у Тебя богатства,
Деньги можно легко отнять.
Дай мне Духа – частицу царства,
Бесконечность внутри меня.

Не прошу у Тебя здоровья,
Выйду золотом из огня.
Дай мне дух убеленный, новый,
Знак прощенья внутри меня.

Не прошу у Тебя беспечной
Жизни. Нет без забот и дня.
Дай мне Духа Святого, вечного,
Часть бессмертья внутри меня.

Не прошу у тебя свободы,
Цепи истины пусть звенят.
Только б не был мой дух бесплодным.
Дай плод Духа внутри меня.

Не прошу быть ничьим кумиром.
Верю, скоро начало Дня –
Ты вернешься забрать от мира
Духа Правды и с Ним меня.

Не делайте себе кумира

Не делайте мессиями людей,
Способными спасать от одиночества.
Живой водой не делайте друзей,
Кто не способен быть источником.

Не ждите блага от чужих перстов,
Кто как и все, подвергнут тлению.
Симпатии земные и любовь
Не могут быть надеждой и спасением.

Не ждите заполненья пустоты
Своей души людским угодным мнением.
Их души так же бедны и пусты,
И жаждут от кого-то наполнения.

В густом тумане одиноких дней,
И в схватке с неизвестным будущим,
Не делайте мессиями людей.
Один у нас Мессия, жизнь дарующий.

Благословляю

Благословляю, недруг мой,
От всей души благословляю!
Пусть Бог тебя не покарает
Своей божественной рукой.

Ты в душу плюнул, что ж, порой,
Случается и не такое.
Не сморщусь я, и не завою,
Ты не нарушишь мой покой.

Как мало знаем о любви!
Не о страсти, и не чувствах –
О сверхъестественном искусстве,
Что каплю в черством сердце обрели.

Как мало дел и много слов!
Лишь на словах любить умеем
Притворщиков и фарисеев,
Безбожников и гордецов.

По умному должны уметь…
Любить своих друзей удобно!
А вот врагов мы не способны
От сердца даже пожалеть.

Как мало знаем о добре,
Открытости и о прощеньи.
Как много в жизни поражений,
И допускаем жалость о себе.

Как для уроков доброты,
Бог на пути нам посылает,
Таких вот недругов, как ты,
Которые нас хулят и ломают.

Чтоб сохранить святой покой!
Смотрю на Господа, себя смиряя,
Тебя благословляю, недруг мой,
От всей души благословляю!

Научились жить

Пробило без пяти двенадцать,
И стрелки завершают круг.
Мы научились улыбаться
В кругу друзей и для подруг.

Мы стали нравственно похожи
На тех, кого легко любить.
Своими стали для прохожих,
Красиво научились льстить.

Мы научились прятать чувства:
Лёд или жар – не разберёшь,
И врать умеем так искусно
Самим себе, что верим в ложь.

Умеем подгонять стандарты,
Под то, что кажется правей.
С судьбой играем грубо в карты,
Припрятав козырь в рукаве.

Играем в церковь в воскресенье,
С кем надо пьём на брудершафт,
Но близок ангел откровенья,
И рассекретится душа.

Мы философией постылой,
Не достигаем высоты.
Мы только видим свет звезды,
А льстим себе, что мы светила.

Чего же жаждем мы достичь,
И чем желаем показаться?
Как трудно истину постичь,
И в поражении признаться.

Чего тебе и мне друг мой?
У нас еще вся жизнь пред нами,
Чтобы свободными умами,
Нам постигать закон земной.

Вот только б нам не оплошать,
Нечаянно не ошибиться,
Искать лишь мудрости крупицы,
И ложь от правды отличать.

Не где, а как

Буду на вулкане жить,
Только б быть кому-то нужной,
Чтобы выше, шире, глубже,
Чтоб до самой, до души.

Коридоры, пусть, больниц,
Только б не сломила ноша,
Только б больше слов хороших,
И побольше добрых лиц.

Пусть в душе косой война,
Хиросима или Припять,
Только б чашу верно выпить,
До назначеного дна.

Только б дух не обмельчал,
И нога не оступилась,
Только б не исчезла милость
И Господь не замолчал!

Буду жить, как на краю,
И бороться умирая.
Только б жить надеждой рая,
Здесь. А после жить в раю.

Одиночество

Когда твой дух под гнетом одиночества,
Согнется снова в тайной пытке слез,
И жалость в сердце крепко вновь упрочится,
Не находя ответ на свой вопрос.

Ты вспомни, что у Бога план расписанный,
До самой бледной, мизерной черты,
Что в этом плане тайна силы истинной,
Дающей радость вместо пустоты.

Ты вспомни, что у нас есть право полное,
Жить жизнью полноценной во Христе.
Жить, силой пользуясь Его огромною,
И много сделать с Ним, и все успеть.

Прими его и этим правом пользуйся,
Превознося его святую суть.
У нас есть разрешение и подписи,
От Бога Самого на данный путь.

И когда снова в схватке с одиночеством,
Падя в борьбе, начнешь кровоточить,
Ты вспомни – мы Его сыны и дочери,
И в Нем мы можем полноценно жить!

Новый год

Пора стряхнуть свинцовый слой печали.
Уже не раз мы новый год встречали,
Жалея о потеряных годах.
И не на рушив праведно традиций,
Чтоб с годом старым правильно проститься,
Мы на колени падали молиться
В двенадцать ровно с дрожью на устах.

Что говорить Всевышнему в моленьи?
Повпечатлять Его всеношным бденьем,
И праведными вздохами души?
Иль соченить скупую благодарность,
И облечив ее в высокопарность,
Чтоб ею скрасить грубую бездарность,
Потоком просьб мольбу препорошить?

Пора забыть о мнимых достиженьях,
О всех самоотдачах и служеньях,
На кои уповали как могли.
И перед Богом в прахе преклониться,
И в немощи признаться, и смириться,
Что воробья, хоть стреляную птицу,
Но снова на мякине провели.

Пора прожечь, расплавить гордый разум,
Просеять ум, очистить кровь и плазму,
И отделить упрямство от души.
Признать несостоятельность талантов,
Отбросив самомнение гигантов,
Не раз в году молиться под куранты,
А каждый день и миг молитвой жить.

Ты нужен

Если дух от горести простужен,
И ненужность чувствуешь свою,
Помни: ты всегда кому-то нужен,
В этом не блаженном не раю.

Хочется полезным быть вельможам,
Хочется, чтоб царь к себе позвал.
Чтобы доказать свою возможность,
И раскрыть весь свой потенциал.

А высокий чин под нос не смотрит,
Лишь кивнет с усмешкой головой.
И тебе от боли скулы сводит,
От своей ненужности мнимой.

И уходишь под покровом ночи
Из покоев с чувством пустоты.
И не видишь ярких одиночеств,
И не слышишь громкой нищеты.

И не видишь тех, кому-бы медом,
Показался добродушный взгляд
И твоя улыбка: “С Новым Годом!”
И слова простые: “Как я рад!”

Дух болит и от обид простужен,
И ненужность чувствуешь свою.
Но ты нужен, ты кому-то нужен
В этом не блаженном не раю.

Смерть

Окончен путь. Рассеялся туман.
И позади остался Иордан.
А впереди любимый Иисус.
Триумф и смешание чувств.

Словом «смерть» не оскверню уста.
Она ушла домой к ногам Христа.
Ее от грязной, суетной земли,
Христа невидимые Руки унесли.

О потерях свойственно грустить.
Она ушла, а мы остались жить
В тумане растлевающей земли.
И сердце не о ней, о нас болит.

Угас светильник яркий для Христа.
А нам осталось плакать у креста,
Чтоб новым светом Всемогущий Бог
По всем местам своих людей зажег.

И остается продолжать служить,
Надеяться на вечное и жить.
И попрощаться с теплотой в сердцах,
До встречи в новой жизни, в небесах!

(в память о В. Кушнир)

Ломаный грош

Всем, что было в тебе хорошего,
Ты свой имидж уже не вернешь.
Что же, значит цена, всего, грош тебе.
Может даже и ломаный грош,

Мне не стоит отдать за внимание,
Лицемерно смеющихся глаз.
За него я платила страданием,
И здоровьем платила не раз.

Это, уж, извини, слишком дорого,
За торговца бродячего ложь.
За охапку фальшивого вороха,
Как-то жаль мне и ломаный грош!

Не сиди в раздумье у колодца,
Без труда воды не начерпать.
Нужно начинать за жизнь бороться,
Нужно бой за правду начинать.

Не таись за каменной стеною,
Когда Бог зовет тебя на брань.
Верь Ему и Он пойдет с тобою.
Нужно стать в проломе, значит стань.

Прекрати в своих доктринах чахнуть,
Хватит боль души своей скрывать.
Силен Бог востоновлять из праха,
Силен Бог из мертвых воскрешать!

***

About the author: Иванилов Сергей

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.